?

Log in

Previous 10

Про инвестиции

Оригинал взят у dom_trav в Про инвестиции
О некоторых своих инвестициях лучше забыть. Банк, где ты вел свой счет обанкротился. Твой ребенок не станет великим скрипачом, даже после пятнадцати лет упорных занятий. Твое второе высшее никогда тебе не пригодится. Как и первое.

Если думать, что не было "пяти лучших лет жизни" подаренных не тому человеку, начинает казаться, что тебе все еще восемнадцать, и никто не разрушал твою самооценку, не предпочитал тебя друзьям и не оставлял с разбитым сердцем, почти что мертвую.

Некоторые инвестиции - это заведомые ошибки, которые знаешь, что делаешь (или затем говоришь себе, что знал). И дело тут не в том, чтобы хранить свои деньги под матрасом, а чувства - под тоннами холода и страха.
Лишь в том, чтобы вовремя о них забыть.

Бывает одолжишь кому-то денег - и забудешь об этом, пока к тебе не придут чтобы вернуть их.
Бывает, потраченные на учебы годы вдруг позволяют заговорить на чужом языке в совершенно неожиданный момент.
И бывает, что вложенные чувства, которые кажутся безответными, приводят тебя в чей-то дом, где тебя ждали. Все это время.

Вот только куда лучше помнить, что это - не твой случай. Что правило звучит очень даже просто: теряй достойно и забудь об этом наутро.

Потому что иногда стоит себе признаться: вложив во что-то или в кого-то слишком много, ты совершил ошибку. И это никогда к тебе не вернется.
.

Михалыч

Моя бесконечная любовь к музыке и текстам (особенно текстам) Animal ДжаZ и Zero People заключается в том, что этот почти полностью глухой мужик поет моими словами про то, что у меня творится внутри. И поет так, как я хотел петь всегда. И музыка, конечно, музыка. Прекрасна.

Ты вот слушаешь и понимаешь, что ты сам мог бы спеть эти слова. Потому что они внутри тебя сидят и ждут, пока их извлекут. Ты чувствуешь то, о чем он поет. Ты знаешь, о чем он поет. И,  вот что еще интереснее, чем дальше слушаешь, чем дольше, тем чаще узнаешь в текстах себя.
Не, не, я не думаю, что это я один такой, я знаю, что нет. Это в очередной раз доказывает мастерство Михалыча передавать словами то, что, в общем-то, передать крайне трудно, если вообще возможно.
Просто вот  моя история всех, абсолютно всех отношений, влюбленностей, да и вообще восприятия себя — она вот, в этих песнях. Ищите и обрящете, как говорится. Вот и ищу.


"Неоконченный мой роман
Позолочен и вставлен в рамку,
И разложен по полкам хлам:
Мысли, письма, твои останки.
Но сколько можно вздрагивать, видя
Твое лицо на свежих снимках.
И быть уверенным, что не выйдет
Учиться на своих ошибках"
— Zero People - Таллин


"Я прибит к тебе, словно бы к кресту.
Я думаю, я падаю,
Но мне говорят, что я расту.
Я еду в электричке уже пять или шесть часов
И я или сошел с ума или почти готов.
Мы едем сквозь метель,
Метель летит сквозь нас...
Моя любовь к тебе -- почти иконостас.
Мне помолиться бы, но снег замел слова.
Ты пишешь "время нам расстаться"
И походу ты права."
— Zero People - Я прибит к тебе


"Что, и ты не видишь?
Я безнадежно падаю
Что, и ты не слышишь?
Не знаю надо ли нам было встречаться,
Но знаю, чем закончится:
Если не расслабляться
Друг друга замочим мы.
Ну что за манера
Расставаться раз в три долбанных дня?
Кто против ветра — ты или я?
Две тонны награды, одна — сомнения.
Влюбленные взгляды и яд для гения.
Поджигай!
Застрели, зарой!
Мне не в кайф и тебе не в кайф,
Но ты лучшее что было со мной."
— Animal ДжаZ - Поджигай!


Цитировать можно бесконечно, каждую, блин, песню. Я вообще довольно часто "разговариваю" песнями, когда эмоции через край, и вот разговаривать песнями Михалыча мне ближе всего.
Просто бывает очень жаль, далеко не все готовы понять, что когда я скидываю песню, черт, это я пою. Это мои слова, те, которые я ТАК хочу тебе сказать, но их вот, спели и это еще круче.

Да!

Возвращение гулящего Кота в его уютненький ЖЖ

Вот уж не думал вообще, что однажды снова возникнет потребность сюда писать. Именно сюда, в эту жж-шечку. Думал, может новую заведу там или ещё чего интересного.

Этсамое. Год прошел. Больше даже. Знаете, сколько всего произошло за этот год? Да, в общем-то, больше, чем у иных за пять происходит. Расскажу лишь вкратце и самые значимые вещи, думаю.


Так вот.

Помните, я уезжал в Минск за своей любовью? Я уехал. Весьма успешно. Были нервотрепки с переездом, поступлением, вообще в отношениях. Там сомнения с её стороны, с моей, и всякое такое. Но в целом, все прошло с минимальными потерями. И стали мы, значит, жить вместе. Кушали вкусняшки, играли во всякие онлайн-игрушечки на компах вдвоем, занимались любовью, смотрели сериальчики, болели,ходили в кино, по барам, по Минску, лечили друг друга в хороших и не очень смыслах, ходили кто на работу, кто в универ. А бывало даже и на работу, и в универ одновременно. Разговаривали. Правда, с каждым месяцем все меньше. Всякое, черт, было. Не все было приятно и прекрасно, но об этом и говорить нечего. Отношения -- работа и труд, и никуда от этого не деться. Мы учились многому и научились. Ну, уж я-то точно многому научился.
Однако, как и всё на свете -- это кончилось. Начало оно кончаться задолго до расставания, но мы делали вид, что ничего не замечаем. А вот однажды утром, перед универом/работой просто сели, поговорили и решили, что время разойтись, потому как отношения потихоньку становятся бесперспективными. В том смысле, что нам по жизни, в общем-то, разные вещи нужны. И люди тоже, разные, пожалуй.
Мне было бесконечно жаль, что так произошло, но оно должно было.
Я доказал себе, что ради любимой девушки я готов почти на всё.

Я переехал в общагу и жил там с двумя китайцами. Странные они люди, вообще-то. И язык у них странный. И едят они странные вещи. Но мне раздавали халявный вай-фай и за это им спасибо. В общаге поначалу даже интересно, весело. Потом вешаешься. А как не вешаться, если курить на балконах нельзя, а после 00:00 не выпускают? Да и людей всяких дохрена. Мне очень часто хочется остаться одному. Там это практически невозможно. Даже туалет не запирается.
Отходил от отношений я не слишком долго, зато интенсивно. Дико хотелось обратно, но знал: нельзя. Расстались мы по таким причинам, которые по мановению руки никуда не деваются, скажем, по несоответсвию  жизненных представлений и разнящимся потребностям. Нам обоим было трудно. Не знаю даже, кому тяжелее, да и судить не стану. Конец учебного я еле доживал. Серьезно, я чувствовал, что не только моя психика начинает сдавать, и сдавать конкретно, но уже даже тело. Здоровье упало ниже плинтуса. Навалилось куча хвостов, экзаменов, проблем, людей...
Кстати, о людях. После расставания стал теснее общаться с одногруппниками. Среди них оказались классные ребята, которые и сейчас меня ждут обратно в Минск. Я, пожалуй, тоже по ним скучаю.

Я осилил конец года. Не передать, каких усилий стоило не падать замертво по пути куда-нибудь, не важно куда, а продолжать идти. Тренировал дух, скажем так.
Я очень многому научился, очень многое про себя понял, скажем так. И пусть это забрало у меня кучу нервов, здоровья, психического в том числе, зато я получил бесценный опыт и знания.

Обучение в универе -- так себе. В смысле, скучно, уныло, неинформативно, попросту безынтересно. Есть несколько преподавателей, вызывающих восторги и пару интересных предметов, но в целом -- я разочарован. Да и журналистика, выходит, не совсем мое. Не получается у меня писать "на заказ". В смысле, написать-то я могу, без проблем, но мне это не нравится.

Закончился, значит, учебный год. Я усталый и разбитый поехал домой -- отмокать, склеиваться, переживать, отдыхать. Весь июль успешно все это проделывал, реально полегчало сильно. Тоже всяких проблем и неудач хватало (они меня просто преследуют в последнее время, я не знаю, какого хуя, простите), но тут я был прикрыт и всегда мог спрятаться в тихую гавань.
Почти половину августа я провел в далекой-далекой галактике... дыре... деревне, помогая по хозяйству родителям. Ну и, конечно, жег ночами костры, втыкал в звездное небо, писал песни.

И, раз уж я упомянул о песнях. После расставания с Катериной я остался наедине с тем фактом, что у меня совершенно нет никакой цели, даже на ближайшее будущее. Цели, ради которой стоило бы двигаться, преодолевать, превозмогать. И решил выпустить второй альбом. Благо, песен накопилось достаточно.
Об альбоме и том, как я его записывал -- отдельно. Дядя Велес согласился мне помочь помещением и аппаратурой, за что я ему по гроб жизни обязан. Я вообще его очень люблю и ценю, он тыщу раз меня вытаскивал, выручал, помогал, поднимал, вразумлял и так далее. Так вот, поехали мы, значит, с инструментом и аппаратурой к нему на дачу. А, надо сказать, за два дня до этого я свалился с дикой ангиной. То есть, проснулся однажды, а глотать не могу без боли. Ну вы понимаете. Ангина --> петь = боль. Но раз уж я решил, что запишу альбом, то мне ваще похую, что там встало на моем пути. Вот так вот. насрать на испытания, я собирался и я это сделаю, черт возьми.
Температура 39, боль в горле адовая, сижу на анестеиках и горячем чае с медом. Записал всего 7 треков, в итоге, больше не смог. Не хватило сил и голоса. До сих пор разговариваю с трудом после этого. Помимо болезни было еще много всякого говна на пути к альбому, но я справился. Пусть он получился не слишком классным, ладно. Это похер. Я справился. Я мужик. Скоро релиз. Троекратное ура мне.

А еще в августе я влюбился. Как школьница. В школьницу. Девочка безумно красивая, сообразительная, на пару лет младше меня. Выглядит и размышляет... не то что бы "старше" своих лет, нет. Более осмысленно, что ли. Вот. Ну вы поняли.
Учились в одной школе и я ей всегда нравился. Есессна, пока учился в школе, я этого не знал. Но я смотрел на нее периодически, цеплялся, что называется, глазами в коридорах. Честно говоря, вообще не мог предположить, что я ей нравился.
Ну потому что давайте на чистоту, я довольно-таки на любителя. Вернее, на любительницу.
Совершенно внезапно и неожиданно для себя, я к ней проникся теплом, нежностью и страстью. Причем, довольно сильно. Такого со мной года два точно не было, но по вполне понятным причинам.
Все было очень здорово, взаимно, я записывал альбом, хоть и больной ангиной, но на крыльях влюбленности.
А после, спустя некоторое время, я наскучил.  В смысле, она "остыла" по отношению ко мне. Я видел, что она сама не понимает, почему и как это произошло, и что ей безмерно жаль.
Вот так вот.
Ну-ну, дорогие мои, не стоит её ни в чем винить, я сам много раз был в подобной ситуации, да и вы, думаю, тоже. Факт в том, что меня это размазало, опять же, совершенно неожиданно для меня. Что ж, бывает, жизнь, она такая.

Я уже, конечно, не тот сверхчувствительный мальчик, который начинал этот блог три с половиной года назад. Поэтому и удивительно, что меня так задело.

Через несколько дней я возвращаюсь в Минск, навстречу новым приключениям, людям...

Но я устал. Я ужасно устал и не знаю, где взять сил на все это.

Tags: ,

Что-то кончается, что-то начинается

"Va'esse deireadh aep eigean, va'esse eighe faidh'ar."
"Что-то кончается, что-то начинается."
Старшая Речь

Здравствуйте.
   Это я.
     Из далекого Мишикбатллабана.

Последняя глава этой книги, которую я начал писать... год назад, или больше? Хм, первая запись датирована 21 февраля 2013 года. Получается, больше.  Было много. Всего. Разного.  Случилось, кончилось и началось другое.
Как всегда и бывает.
Сейчас начинается новая глава книги, которая называется "Невероятные приключения Кота или Глеб, бегущий по лезвию себя".
Знаете, ни о чем вот не жалею. Все, что ни бывало со мной - прекрасно. Иной раз прекрасно, что оно все-таки случилось, а другой, что оно закончилось.
Кто я?
Мне восемнадцать, я окончил школу, у меня есть невеста, которая старше меня на шесть лет, я начинающий и широко известный в узких кругах музыкант, а так же поэт. У меня на носу переезд в другую страну, поступление в незнакомый университет.
Но это все не совсем я, ведь вы согласитесь?


"Я был сияющим ветром, я был полетом стрелы, я шел по следу оленя среди высоких деревьев"

Я - нечто иное. Я в своих словах, мыслях и снах. Я с той, что близка мне. Тэг "Та-единственная" теперь актуален лишь в привязке к одной конкретной личности. Я рыцарь со своими принципами, может, порой и не совсем правильными, зато личными.
Ветер перемен любит меня. Я почувствовал его еще прошлым летом. Зимой я уже видел его. А сейчас меня им буквально сдувает с ног.
"Не мочись против ветра" - гласит мудрая пословица. Вот я и не стал.

Все, конец. Это последнее.

Что-то кончается.

Мой мир

Я мечтаю попасть в волшебный мир, где рыцари всё ещё рыцари, где полно волшебных опасностей, где есть магия и огромные замки. Где кровавые побоища сменяются мирными пирами, где охотники, отложив свои огнестрелы, сидят в шумной таверне, пьют грог и обсуждают свою добычу. Мир, где ты можешь стать кем захочешь, ведь ты выбираешь себе путь. Воином тебе быть или менестрелем, охотиться в лесах или жить среди животных и служить силами природы.
Этого никогда не случится. От того страшно и больно. И грустно. Каждую ночь снится этот мир. А просыпаюсь и вижу вокруг только... Ну вы понимаете, что я вижу. То же, что и вы.
Все эти книги, что воспитали меня, привили мне любовь к ночным кострам в лесу, к сказочным замкам, подвигам, кровавым переплетениям судеб, ожесточённым сражениям, противостоянию клинка и магии, любви, опять же, довольно сказочной, и всему-всему остальному.

Спасибо тебе, Желязны. И будь ты проклят.
Tags:

Люди

Вот он я тут. Человек, который вне социальных сетей признан необщительным и чудаковатым, если ни приёбнутым на всю голову, прошу прощения за мой французский, как говорится. Так уж вышло, что с самого начала у меня не очень ладилось со сверстниками. Насколько я могу судить, глядя со своего сегодняшнего положения на верхней койке из палаты №1275, это всё потому что, когда я окунулся в их мир после продолжительного заточения наедине в фортепиано и книгами, мы говорили на разных языках. Конкретно: я говорил на книжном, а они - матом. Что ж, это упущенное я наверстал с завидным рвением. Затем, я даже не слышал о тех вещах, которыми всецело были поглощены их разговоры и жизни. С этим было труднее. Я пытался узнаваться про эти вещи, смотреть те же передачи по телевизору, играть в те же игры, однако меня всё равно не хотели принимать. И что важно и интересно: никаких фатальных физических отклонений у меня не наблюдалось. Нос на месте, те же два глаза, довольно симпатичное лицо и даже полный набор конечностей. Я думал, это всё из-за того, что я был немного полноват. Но потом я увидел как душой той компании часто бывал один здоровенный страшный жирдяй. В общем, я сделал кое-какие выводы, которые, впрочем, никак не помогли мне решить проблему общения. Разговоры не клеились, руки не пожимались, меня постоянно чмырили и чурались. А я как-то не особо понимал, почему. Дальше - больше. Я как-то уже и сам перестал тянуться к своим сверстникам, ушёл в себя, стал слушать тяжёлые жанры музыки и соответсвующе одеваться. Сказать, что тогда это уже и еще не модно - значит ничего не сказать. Особенно в том месте, где я живу - обитель "гангста" репа, дешёвой попсы и вписок с бухлом и девочками в 16 лет. Всё это было не для меня и, честно говоря, не моё. Я пытался, честно. Не могу так. Итак, я прошёл уже три степени: удивление, попытки влиться и обида отверженного. Наступила четвёртая степень: ненависть и тотальное неприятие. Здесь уже, признаюсь, грешен. Сам отталкивал от себя людей, даже тех, кто возможно хотел со мной общаться. Опускал, бил, очень обидно подкалывал, словом, делал всё, только чтобы все думали, будто я намеренный одиночка. Мне было проще сразу выставить вокруг себя частокол, обмотаться колючей проволокой, чем пытаться налаживать контакты. А всё потому что "а вдруг снова не примут?"
Знаете, я кое в чем признаюсь. Всегда завидовал людям, которые с полпинка могут влиться в большую шумную веселую компанию альфачей, завести кучу приятелей и быть общепризнанным "классным чуваком". Я так не умею. Да, у меня хорошее чувство юмора, если я захочу я могу быть даже в центре внимания компании. Но это я сейчас понимаю и умею, а тогда - нет.
Сейчас вообще всё проще. Нет ненависти, нет злобы, обиды тоже нет. Есть просто много безразличия, которое, похоже перестаёт быть взаимным. То есть, мне на них всё ещё по фигу, а вот им на меня уже нет. Лезут, знакомятся, интересуются. Да и я более приветлив стал, меньше негатива, больше вежливости.
Главное, что я нашёл своих людей среди всех этих-остальных. Я всё так же не хожу на шумные тусовки, всё так же предпочитаю общение тет-а-тет компаниям, всё так же выхожу погулять в одиночестве с музыкой. Но теперь у меня есть восхитительные люди. Люди, в которых я уверен на 100%.
Каждому своё, всё-таки.
Кому-то тусовки, а кому-то -
Люди.

Тварк

Ты же знаешь, моя маленькая, кто такой Тварк Мен? Ну это тот дядька, который написал книгу о Сойе Томере и Бекель Геррефине. Так вот, эта сказка ничего не имеет общего с этим человеком, кроме того, что главного героя-разгильдяя тоже звали Тварком. Так вот, жил-был Тварк. Роста он был маленького, глаза на бледном лице сверкали заинтересованностью и детским восторгом. Тварку было под тридцать обыкновенных световых лет. Он любил мороженное, карусели и облака. Его часто принимали за ребенка, коим внутри он и являлся. Никто не знает, где жил этот тварк, ел ли он что-нибудь, кроме мороженого и чем он вообще занимается, кроме того, что разглядывает облака каждое утро, когда солнце еще не успело хорошенько умыться привести себя в порядок. Словом, Тварк - это нечто лохматое, смешливое до безобразия и загадочное.
Но я знаю немного больше, чем остальные. У Тварка есть самая настоящая сова. Тварк живет... А впрочем, это совершенно не важно, где он живет. Гораздо интереснее, как он живёт! Но этого я тоже не могу тебе рассказать, потому что и сам не знаю. Но однажды я с ним говорил. Он как обычно сидел на траве, теплым летним утром и, уставившись в небо, облизывал пломбир в вафельном стаканчике. Я подсел к нему и тоже стал смотреть в небо, пытаясь понять, что же он такого интересного там увидел, что же привлекает его внимание. Он молча сидел, и вдруг так же молча протянул мне половинку своего стаканчика. Я оторопело посмотрел на него, но мороженное взял.
Тут он заговорил. Голос его, чистый и свежий до сих пор звонко отражается в закоулках моей усталой головы.
-Это облако, вон там, в правом верхнем углу потолка, похоже на тебя.
-Хм... Потолка? - заинтересованно спросил я, облизывая сладкое, чуть подтаявшее мороженное.
-Потолка. - подтвердил он, - Если бы я был побольше ростом, я бы смог до него достать. Вот встань.
Я послушался. Он поднялся тоже. Его глаза смотрели на меня снизу вверх.
-Протяни-ка руку вверх. Вот так, да. Чувствуешь, как облака щекотят твои пальцы?
Я действительно почувствовал. Не веря своим ощущениям я посмотрел вверх: облака были всё так же далеко.
-Глупый, не верь своим глазам. - заметив недоумение на моём лице, сказал Тварк. - Я же вижу, как ты трогаешь облако,похожее на сову, которая живёт у меня дома. А теперь схвати его!
Я сжал пальцы и почувствовал, как в моей руке оказалось что-то маленькое и шуршащее. Опустил руку, разжал кулак... Конфета! Настоящая... Развернул фантик, там был леденец в форме совы.

-Попробуй его. - засмеялся Тварк. - У меня таких много.

Я осторожно положил леденец на язык и... я до сих пор помню тот вкус, хотя с тех пор прошло больше двадцати лет. Вкус голубого летнего неба и перистых облаков.

-Ты волшебник?- с детской наивностью спросил его я.
-Нет. Это всё облака. Смотри, вон то облако! Хватай! Эээх... Не успел. Ну ничего, поищу другое, а то как раз мороженное кончилось. -он ненадолго замолчал, а потом вдруг заговорил снова -А чего вот тебе хочется больше всего на свете? Отвечай не раздумывая.

-Котёнка!

-Нет, не то. - рассердился он и топнул своей маленькой ножкой. - Давай заново!

Я стал бешено в голове перебирать разные варианты, от шоколадки и до огромной средневековой башни... и вдруг!

- Я хочу всегда уметь брать с Потолка всё, что смогу на нём увидеть!

Тварк загадочно улыбнулся и задумчиво посмотрел в небо.

-Ты точно этого хочешь?

- Конечно! Конечно да!

Маленький странный человечек, ставший уже предметом местного пейзажа, к которому все привыкли и которого никто почти не замечал молча улыбался.

-Наклонись ко мне ближе.

Я с волнением наклонился к Тварку и заинтересованно посмотрел в его глаза. В них отражалась легкая грусть и в то же время сияло живое счастье. Он коснулся моего лба немного липкими от мороженного маленькими пальцами, сдела пасс рукой и вложил в мою ладонь маленький незамысловатый кулончик, в форме филина.

- Береги его. И помни, что у неба нельзя требовать три вещи: Любви, Славы и Богатства. Иначе облака могут обидеться на твою наглость и больше никогда не станут тебе ничего давать. Уяснил?

Я кивнул головой.

-Молодец. - прозвенел его голосок. - а теперь мне нужно уходить. И еще. Никто не должен знать о твоём секрете, пока не найдешь того, кого полюбишь всем сердцем! Пока не найдешь свою Любовь, пока не сыщешь Славу, которая будет достаточной для тебя. Пока не узнаешь истинную суть Богатства...Прощай.

- До встречи. - ответил я, меня не покидало ощущение живой сказки.

Тварк усмехнулся и не спеша пошёл в сторону парка. А я долго стоял и смотрел ему вслед, всё еще ощущая во рту вкус облачного леденца.

С тех пор прошло много лет. Тварка я так и не встретил больше, хотя искал его везде, а когда спрашивал взрослых, те не понимали, о ком я вообще говорю.

Сейчас у меня есть Любовь: маленькая дочурка и любимая жена. Я в любой момент могу достать им из облаков всё, что они захотят. Они считают меня волшебником. Кулончик-сова висит на на тонкой шее моей кудрявой красавицы-жены, а дочь любит кататься у меня на спине. Они знают меня и любят меня. Так я нашёл Славу, достаточную для меня. Однажды, когда мы с женой терпели бедственное материальное положение и я был очень подавлен, она просто подошла и обняла меня. Так я познал Истинную суть богатства. Не знаю, существовал ли Тварк, да это и не важно, решать тебе, моя милая.

Я знаю одно. Однажды я научу нашу дочку доставать с неба леденцы и мороженное.


Конец. Или... Начало?)

Жил-был Тварк...

Люби всех нас...

"Пляшем на виражах, повороты веками
И никому нет конца, даже тем, кто не с нами.
Наша песня с тобой в облаках...
И пока ничего, ничего не случилось
Я вчера еще помнил,
Что жизнь мне приснилась
Этой осенью стала она...
И если вокруг одно лихо, и если кругом слишком тонко- люби всех нас,
Господи, тихо, люби всех нас,
Господи, громко."


Такая осенняя! Мне почему-то ужасно захотелось Осени, настоящей, с оранжевыми листьями и грозой. Обнять её всеми зонтами во вселенной и успокоить. Мол, "хватит рыдать, Осень, хватит злиться, смотри, я рядом и я обнимаю твои дожди".
Вот Весне и так хорошо, она вся такая из себя, все её ждут, кролики трахаются, и всяко разно... Зимой - Новый Год. Тоже ждут. Летом? Ну а что Лето? Мне кажется, тут всё понятно. Отпуска, тепло, веселье, иллюзия свободы, - кто этого не желает и не любит?
А вот Осень? Что Осенью? Ладно, ранней ещё куда ни шло, - тепло, солнышко светит, дождики небольшие. А дальше? А дальше октбярь, который, как известно "месяц грусти и простуд...", и это ещё Бродский сказал, межпрочим, ага. И ноябрь. Который вообще ни к селу, ни к городу. Не Осень и не Зима, а так, ублюдок, незаконорождённый сын. Сноу.) Ноябрь Сноу, лол.
Неизменно кто-то да умудрялся рассмотреть в Осени её красоту. Отодвинув весь холод этот и простуды, - она прекрасна! Особенно, ранняя Осень. Уютная, теплая и даже веселая. Солнце греет, но не жарит, в воздухе пахнет алым и желтым, хочется улыбаться и плакать одновременно... Ни летом, ни зимой, ни весной таких чувств нет. Другие - есть, но эти - лучшие.

Я люблю тебя, Осень!

Знание

"Ни один человек, хоть однажды получивший доступ к истинному могуществу, не скажет: "я знаю все обо всех"... и не пообещает научить тебя "всему, что тебе нужно знать" - за дюжину дней, или за дюжину столетий, это уже неважно... Учти: я излагаю тебе не свое личное мнение, которое может оказаться ошибочным, а один из странных, никем толком не сформулированных, но ощутимых законов природы: настоящее знание навсегда лишает человека уверенности в чем бы то ни было."


Макс Фрай

Символ веры

Я тебе скажу, во что я верю.
Я верю в бога-лицедея, который живет в каждом из нас.
Я верю в Провидение и разум Мироздания.
Я верю что все произошедшее было неизбежно предрешено, но в то же время, у нас всегда есть выбор.
Я верю в то, жалость не приводит ни к чему.
Я верю, что все встречи и знакомства не случайны.
Я верю, что может произойти абсолютно все, кроме того, что произойти никак не может.
Я могу поверить человеку, если он заслужит мое доверие и уважение.
Я верю, что неверный в малом будет неверен и во многом.
Я верю, что человеку стоит давать второй шанс, но никогда - третий.
Я верю в себя.
Я верю, что мои действия кому-то нужны.
Я верю своему чувству, потому что оно меня пока еще ни разу не обманывало.
Я верю в Сплин, и в то, что выхода нет.
Я верю в то, Маяковский любил Брик.
Я верю в то, что будущего нет, и что оно - в нас.
Я верю в слепой случай.
Я верю, что стоит жить, гореть, сжигать, падать и вставать, хотя бы потому что Смерть - это самое последнее приключение, а умереть - значит сдаться.
Tags:

Previous 10